Владимирская областная общественная организация детей-инвалидов и их родителей
"Владимирские дети-ангелы"

+7 (903) 648-48-19

+7 (903) 831-82-21

Главная \ Новости \ "Город добрых"

"Город добрых"

« Назад

09.03.2021 00:00

Сейчас в срочной помощи нуждается… а дальше имя и возраст. Мне письма от благотворительных фондов приходят регулярно, а отзываюсь я на них не так регулярно, как хотелось бы. Кому хотелось бы? Мне? Не знаю. Мне хотелось бы, чтобы дети не болели. А фондам, конечно, хотелось бы, чтобы люди перечисляли деньги регулярно. Об этом сейчас часто пишут: помогать нужно системно – так благотворительным организациям легче верстать бюджеты и распределять средства. Я и ежемесячное пожертвование оформила, но неожиданно в день снятия денег на карте не оказалось. И сколько таких латентных бессистемных благотворителей, как я? Радует, что во Владимире становится все больше системных. Взять, к примеру, «Карту добрых мест», которая выросла из проекта «Город добрых людей». Про таких людей и будет моя история.

Город добрых

— Было дело так, — рассказывает Евгения Королева, основательница проекта «Город добрых», — какого-то там декабря 2019 года мне попадается история, уже набившая оскомину, о том, что во Владимире все злые, жадные, завистливые. Я думаю: как так – вокруг меня полно классных людей, которые делают хорошие дела!

Евгения Королева, создатель проекта "Город добрых"

Евгения Королева. Фото: instagram.com/goroddobryh/

Так появилась серия интервью с жителями города, которым не все равно. В гостях у Жени Королевой побывали Маша Багаева, которая стояла у истоков добровольческого движения во Владимире, Алина Щепетова, которая бесплатно делает татуаж ареолы соска женщинам, перенесшим рак груди. Первым героем проекта стал известный хирург Андрей Останин, который оперирует детей с врожденными дефектами лица. Одним из последних был актер и телеведущий Алексей Дудин, создатель шоу «За спасибо», где участники играют на деньги, которые потом идут на благотворительность.

Свой проект Женя – она это отмечает особенно – не рассматривает как благотворительность. Для нее это просто серьезный вызов как для продюсера: «Я к благотворительности имею весьма опосредованное отношение. Я предпочитаю, чтобы меня называли продюсером, а не благотворителем».

Место на карте

А продюсер – это как раз тот человек, которого не хватает владимирским благотворительным фондам. Классические методы сбора: репосты, рассылки, реклама по телевизору — работают все меньше. Это настоящая этическая дилемма – всем помочь невозможно, а кому тогда помогать? Как сделать этот выбор? Лично я, чтобы не умереть от разрыва сердца или не оказаться за чертой бедности, приняла для себя решение – откликаться на все письма «Русфонда» и не чаще чем раз в два дня переводить сто рублей на какой-то сбор, появляющийся в моей ленте. «Ты ведь это делаешь для себя, для успокоения своей совести», — скажете вы мне. Ну да, для себя. Но скажите, какая разница больному ребенку, по какой причине ему перевели сто рублей – из альтруистических или эгоистических соображений?

Владимирские фонды просто-напросто теряются за масштабными всероссийскими кампаниями. И если отдельные пожертвования от отдельных лиц – это дело сугубо личное: чей сбор первым попался мне на глаза, тому и достались мои деньги, то системная благотворительность должна быть локализована. То есть хорошо бы, чтобы местные предприниматели помогали местным же фондам. На этой идее и строится «Карта добрых мест» — проект, который вырос из «Города добрых людей».

Суть такая: владелец кафе выбирает одну позицию меню и назначает ее «доброй». Какая-то часть от выручки с ее продаж за месяц идет на благотворительность. Чаще всего – это 10-30 процентов или фиксированная сумма. Сейчас в акции участвуют 19 организаций. Большинство из них – общепит, но есть и школы балета и скорочтения, ювелирная мастерская и салон красоты.

Доверие и связи

Окончательную идею «Карты» Женя сформулировала, сидя за барной стойкой кафе «22А», которое стало первым участником акции. В меню у ребят появился «Добрый чай» и информация о том, что 30 процентов с выручки за него пойдут в приют «Счастливая собака». Предприниматели, которые захотят принять участие в проекте, должны выбрать одного из двух подопечных «Карты добрых мест» — это уже названный приют «Счастливая собака» и фонд «Владимирские дети-ангелы».

— Это достаточно большой приют, где собакам постоянно не хватает еды и человеческого внимания, — рассказывает владелец кафе «22А» Андрей Крылов, который решил, что будет помогать «Счастливой собаке». — Теперь мы регулярно к ним ездим и покупаем корм лохматым. Им нужна конкретная позиция по корму, мы берем и покупаем на деньги с продажи чая гречку, макарошки, что-то еще.

Недоверие – еще одна большая проблема, с которой встречаются фонды. Сталкиваясь с обманом на каждом шагу, потенциальные благотворители не готовы жертвовать деньги незнакомым людям и организациям.

— В целом, доверяя проекту «Город добрых людей», мы предполагаем, что там идет целевое назначение, это проверенные приюты, и им действительно нужна наша помощь, — говорит Андрей.

О том, что в деле благотворительности очень важны доверие и личные связи, говорит и Ирина Долганова, руководитель фонда «Дети-ангелы»:

— Идея обратиться к владимирским рестораторам у нас уже возникала. Несколько лет назад мы писали настоящие бумажные письма в кафе и рестораны, потратили кучу денег на конверты, но идея не выстрелила, никто не откликнулся, мы не собрали тогда ни копейки. Видимо, очень нужны личные контакты…

Фондам нужен пиар

Именно на записи интервью с Ириной у Жени зародилась идея объединить владимирские благотворительные фонды и владимирских же бизнесменов.

Ирина Долганова. Фото: instagram.com/goroddobryh

— В процессе разговора я понимаю: ну все здорово, фонд, но они же тоже организация и им тоже нужен свой маркетинг. Но они себя никак не продают, от этого нет никакого выхлопа, не так у них здорово идут дела, как могли бы, это же наши владимирские дети, почему бы не помогать им всем дружно?

Женя тогда подумала, что фонды либо стесняются, либо не умеют, либо им не хватает ресурса для самопиара. При этом сама она, понимая, как работают маркетинг и пиар-технологии, могла бы помочь собрать вокруг фондов «какую-то движуху».

— Женя пришла, рассказала про «Карту добрых мест», еще ее не дослушав, я сказал: «Да, мы в деле!» Я решил, что буду помогать именно детям, потому что у меня тоже маленький ребенок. Я считаю, если таких, как я, в «Карте» будет больше, мы сможем реально крутые дела делать, — говорит Александр Сидоров, владелец кафе «Vitae». Он в проекте с середины декабря. Первые итоги – за полтора месяца, к началу февраля, они собрали и перевели в фонд «Дети-ангелы» 12 тысяч.

Александр Сидоров с командой

Эту сумму они собрали, откладывая по 10 процентов с каждой проданной чашки капучино. Саша говорит, что кофе у них покупают чаще всего, и поэтому именно его они сделали доброй позицией в меню. А вообще, если по-честному, зачем рестораторы этим занимаются? Желание творить добрые дела? Сделка с совестью?

Зачем это мне?

Я лично дважды пыталась спродюсировать в моих знакомых предпринимателях благотворительный акт и уговорить принять участие в «Карте добрых мест». Эффективность своей работы я оцениваю в 50 процентов – одного уговорила. В обоих случаях я услышала один и тот же вопрос: зачем это мне? Ну, во-первых, это хорошее дело – плюсик к карме и репутации, а во-вторых… А во-вторых, о тебе напишут в инстаграм-аккаунте «Город добрых» и каждый раз, когда то тут то там будет подниматься тема благотворительности, про тебя будут говорить.

Это только мои доводы и мысли. Никто из моих респондентов даже не упоминал о том, что для заведения это помимо прочего неплохая реклама, но даже если так, то что? Я уже упоминала, что больному ребенку или голодной собаке без разницы, из каких побуждений вы перевели ему 100 рублей или привезли корма. Если проект выгоден всем его участникам, то что же тут плохого? Предприниматели никогда не будут работать в убыток:

— 12-15 тысяч в месяц помочь детям. Для компании – это ни о чем, мы на всякую фигню в месяц тратим в разы больше, — говорит Саша из «Vitae».

Бариста варит кофе на леверной кофемашине

12 тысяч – это 10 процентов от выручки за тысячу проданных по 120 рублей чашек капучино. Себестоимость одной чашки — от 20 до 40 рублей. Это мне тоже рассказал Саша. Копейки для бизнеса постепенно превращаются в хорошие суммы для фондов. «Дети-ангелы» с начала акции получили 31 798 рублей.

— Мы стали быстрее закрывать сборы, — говорит Ирина Долганова. — Очень приятно, что во Владимире появляется системная, осознанная благотворительность. Мне пишут люди: мол, Ира, были в «Пеперони», специально заказали пиццу, проценты с которой пойдут в фонд.

«Нельзя принуждать человека к благотворительности», — сказала мне подруга, когда я предложила вместо подарка мальчикам на 23 февраля перевести деньги в какой-нибудь фонд.

А мы, как водится, никого не принуждаем, но если вам очень хочется, но вы не знаете как, то вот вам совет от Евгении Королевой:

— Очень сложно давать советы тем, кто никогда не занимался добрыми делами. Нужно просто начать – посмотреть вокруг, кому из ваших соседей, близких нужна помощь, увидеть мусор – поднять и выкинуть, а еще лучше отнести его на переработку. При этом не нужно быть особенно добрым человеком, можно быть обычным, а просто взять и помочь бабушке сходить в магазин. Не хочешь ты ничего такого делать – настрой какие-то ежемесячные донаты, а можно просто пойти в кафе и из всех позиций выбрать добрую.

Все подробности про «Карту добрых мест» вы найдете в инстаграм-аккаунте «Города добрых».

 
 

Юлия Назарова

 

Фото «Призыва»


  дэмо    logo_DP_2_curves_3 лого новый png logo prospect